Home Thanks ! Just added Guestbook Contacts
2006. Sovietcams.
Solution: IDAMAS, powered  SmartWeb.
Спорт

  

Семейство фотоаппаратов «Спорт»

  

Фотоаппарат  «Спорт» зав. №15819

  

Краткая характеристика

  

Начало семейству было положено выпуском в 1934 году камеры «ГельВЭТА», которая впоследствии стала называться «Спорт». В семейство входят: первоначальная модель «ГельВЭТА», фотоаппарат «Спорт» в двух версиях, упрощенная модель «Спорт-1» с максимальной выдержкой затвора 1/300 сек и экспериментальная модель «Спорт-2» со встроенным экспонометром.
Все камеры данного семейства имеют ряд характерных признаков:
•    над средней частью корпуса возвышается прямоугольная надстройка, в которой расположены два видоискателя: зеркальный (для фокусировки) и спортивный (для кадрирования);
•    управление камерой сосредоточено в одной головке, расположенной с правой стороны надстройки;
•    оригинальный затвор с цельнометаллическими шторками;
•    съемный штатный объектив «Индустар-10» (3,5/50) с байонетным креплением.
Фотоаппарат «Спорт» - однообъективная зеркальная камера, рассчитанная на зарядку стандартной 35-мм перфорированной пленкой в нестандартных кассетах (до 50 кадров с размерами кадра 24х36 мм). Транспортировка пленки осуществляется из кассеты в кассету без обратной перемотки. Корпус фотоаппарата металлический с закругленными торцами. Над средней частью корпуса располагалась высокая прямоугольная надстройка, с правой стороны которой имеется головка взвода затвора, транспортировки пленки и переключения выдержек. Сверху надстройки - окуляр зеркального видоискателя, а слева прямой оптический видоискатель. Цельнометаллический щелевой затвор обеспечивал съемку с ручной выдержкой «В» и моментальными экспозициями 1/25, 1/50, 1/100, 1/200, 1/500 сек. Объектив «Индустар-10» (3,5/50), был первоклассным анастигматом, состоявшим из двух одиночных линз и одной двухлинзовой склейки. Крепление его к аппарату осуществлялось с помощью байонета, что давало возможность использовать сменные объективы. Задняя стенка корпуса съемная. 

  

  

Историческая справка

  

Идея изготовления оригинальной советской малоформатной камеры с размером кадра 24х38 мм. родилась в голове молодого сотрудника киностудии «Туркменфильм» Александра Оскаровича Гельгара ещё в 1929 году. Предпосылкой для этого, стало знакомство А.О. Гельгара с известным профессором - ботаником Михаилом Григорьевичем Поповым (1893-1955), который любезно одолжил будущему конструктору свою малоформатную «Лейку». Но первый опыт работы с этой камерой сильно огорчил А.О. Гельгара. К этому времени он уже был квалифицированным кинооператором, хорошо знакомым и с негативным материалом, и с работой в условиях естественного освещения. Часть снимков у Гельгара получились нерезкими, а большинство негативов оказались передержанными в несколько раз.

  

После тщательного анализа Александру Оскаровичу удалось установить причины своей неудачи. Он выявил основной недостаток «слепого» малоформатного фотоаппарата, каким является дальномерная «Лейка»: прорезиненные шторки при высоких температурах работали очень неустойчиво, что и привело к неудовлетворительным результатом съемки.
Анализ ошибок и неудач стал основой технического задания конструктора А.О.Гельгара на новый аппарат, опирающегося на три основных требования:
1) аппарат должен быть зеркальным;
2) температурный диапазон эксплуатации в пределах -/+ 60°С не допускает других материалов деталей затвора, кроме металлических; 3) новый аппарат должен иметь размер кадра 24 х 38 мм., позволяющий снимать панорамы. Междукадровый интервал в этом случае отсувствует, что дает возможность получать панорамы непосредственно на негативе.

  

 Самым сложным было сконструировать цельнометаллический затвор для зеркальной камеры. На тот момент Александр Оскарович Гельгар не мог получить какую-либо консультацию на эту тему не только в Ашхабаде, но и во всей стране. Приходилось рассчитывать только на себя. Еще сложнее было изготовить действующий образец. Материалы, как в своих воспоминаниях выразился сам конструктор, «выковыривались из вареников». Листовой алюминий добывался из копировальных канцелярских досок, сталь - из линеек для линования бумаги пером и т.п. Желание создать образец нового аппарата было настолько велико, что оно перебороло все трудности и пробелы в механических познаниях А.О. Гельгара. Из оптики он располагал купленным в Иране объективом фирмы Бертио «Стеллор» 3,5/75 мм. Этот объектив и определил размеры макета будущей камеры. Таким образом, была создана если не первая, то одна из первых отечественных малоформатных зеркальных камер. К большому сожалению, макет ее был Александром Гельгаром утерян во время блокады в Ленинграде.

  

Опытный образец фотоаппарата  «ГельВЭТА» 

  

Общественность киностудии «Туркменфильм» тепло приняла новый аппарат А.О. Гельгара и вскоре он был командирован в Москву к Председателю Комитета по делам кинематографии Борису Захаровичу Шумяцкому (1886-1938). Шумяцкий также посчитал работу Гельгара важной и очень нужной. Однако, не располагая достаточными связями с заводами, направил Александра Оскаровича в Ленинград во Всесосоюзное объединение оптико-механической промышленности. Технический Совет «ВООМПа» рекомендовал начать работу по запуску аппарата в массовое производство.

  

Среди активных членов Технического совета «ВООМПа» был специалист по фотоаппаратуре Сергей Венедиктович Ковалевский. Однажды, в неофициальной беседе он оказал А.О. Гельгару, что, не имеет никаких возражений против нового аппарата, но единственным сомнением, которое не дает ему полностью согласиться с запуском этого аппарата в массовое производство, является тот факт, что оптико-механическая промышленность Германии, в то время ведущая в мире, до сих пор не создала аналогичной камеры. Действительно, это казалось странным, а так как советские конструкторы тогда только начинали пробовать свои силы, этот факт вызывал некоторую неуверенность.

  

Пока «ВООМП» искусственно затягивал принятие решения на изготовление фотоаппарата А.О. Гельгара, появились новые интересные конструкции фотоаппаратов. Два советских конструктора Феоктист Лаврентьевич Бурмистров (1888-1971) и Авенир Александрович Мин (1895-19??) предложили свои новые разработки. Камера Бурмистрова имела центральный затвор, чем напоминала «Лейку» самых первых выпусков, а «Фильманка» Мина была зеркалкой.

  

В 1933 году знаменитая немецкая фирма «Ихаге» анонсировала свою зеркальную «Зкзакту» с размерами кадра 4х6,5 см на фотопленку формата «127». Эта новость помогла развеять сомнения руководства «ВООМПа» по поводу целесообразности выпуска на рынок зеркальных малоформатных аппаратов. При «ВООМПе» было созвано специальное совещание представителей конструкторского бюро и производственников завода ГОМЗ им. ОГПУ. Рассматривались три образца аппарата - Ф.Л. Бурмистрова, А.А. Мина и А.О. Гельгара. Камера Бурмистрова была забракована сразу же. Камера Мина оказалась трудной в зарядке и технологически сложной для массового производства. А вот образец Гельгара был принят единогласно. Особенно довольны работники завода ГОМЗ были тем, что аппарат был сконструирован с использованием главным образом штампованных деталей, а штамповка на «ГОМЗе» была хорошо налажена. 

  

Выбор был сделан. Однако, вернувшийся из поездки в Германию, председатель правления «ВООМПа» Александр Трофимович Трофимов (бывший директор завода ГОМЗ) в очередной раз смешал все карты. Он привез аппарат «Контакс» первой модели фирмы «Цейсс», и категорически распорядился никаких других аппаратов в производство не запускать, а изготовлять точную копию привезенного им «Контакса». Приказ есть приказ и его нельзя было не выполнять. Для разборки «Контакса» с целью снятия чертежей было отведено специальное место в конструкторском бюро «ВООМПа» (на канале Грибоедова д. 13), и выделен механик Тонберг, ранее работавший мастером у Павла Буре.

  

 Первый анонс нового фотоаппарата в журнале «Советское фото»  (№1 за 1935 г.)

  

 По мере разборки «Контакса», выявилась его сложнейшая для того времени кинематика, а также пришло осознание сложности и высочайшей точности изготовления деталей камеры. Лица у производственников завода ГОМЗ все больше и больше вытягивались... До полной разборки аппарата было еще далеко, но они категорически отказались от его производства, не без оснований считая эту задачу не под силу возможностям, которыми они располагали. Все это не только затягивало создание отечественного аппарата, но и в какой-то мере вселяло неуверенность в людей, от которых зависело продвижение столь важного и нужного дела.

  

Тем временем перспективным аппаратом Александра Оскаровича Гельгара заинтересовалась организация «Ленкульт-промсоюз». Они брались за изготовление камеры, но на их запрос в «ВООМП»: «когда можно рассчитывать на получение объективов?», был получен ответ - года через два. В то время «ВООМП» был единственным производством в СССР, изготавливающим объективы. Но для производства нужны были расчеты нужного объектива, а ГОИ, увы, его еще не сделал. «Индустар-10» - производный от немецкого "«Тессара», появился значительно позже. Естественно, что такие перспективы не устроили «Ленкульт-промсоюз» и он отказался от производства камер. Время шло…

  

Неожиданно интерес к новой камере Гельгара проявили в Военной ЭлектроТехнической Академии (ВЭТА) им. Буденного. Начальник фото-кино лаборатории этой академии А.С. Данский решил изготовить силами своей мастерской 3 экземпляра аппарата, получившего свое первое имя «ГельВЭТА». Эта аббревиатура складывалась из первых четырех букв фамилии разработчика («Гель») и названия военного института («ВЭТА»). Изготовление оптики для 3-х штук не представляло столь сложной задачи.

  

Озабоченный внезапно проявившиеся интересом со стороны, завод ГОМЗ поручил группе из 4-х конструкторов под руководством А.О. Гельгара разработать чертежи для изготовления опытного образца аппарата. Учитывая тот факт, что Александр Оскарович днем был полностью занят на основной работе (как опытного киношника, его, сразу же по приезду в Ленинград, приняли в конструкторское бюро по разработке киноаппаратуры «ВООМП»), группа работала вечерами до поздней ночи на квартире Сергея Венедиктовича Ковалевского. По этим чертежам и были изготовлены первые три камеры «ГельВЭТА». При изготовлении первых опытных образцов конструкция отдельных элементов была коренным образом пересмотрена, но при этом основная идея применения штампованных деталей осталась неизменной.

  

Предварительные испытания изготовленных опытных образцов дали положительные результаты. В это время проводился лыжный пробег Владивосток - Москва и камеры были выданы военным участникам этого пробега. Лучшего испытания на морозоустойчивость трудно было себе представить. Таким образом были произведены жесткие эксплуатационные испытания опытных образцов, и камера «ГельВЭТА» показала себя только с положительной стороны.

  

В 1934 году произошло разделение конструкторского отдела «ВООМПа» на две части - одна осталась в «ВООМПе» под руководством Семена Тобиасовича Цуккермана (1902-1988), а другая перешла на вновь организованное КБ на ГОМЗе под началом Леонида Павловича Гуляева. Александр Оскарович Гельгар перешел работать во вторую группу, где работа ему представлялась более близкой к реальной жизни и поэтому более интересной. Принимал А.О. Гельгара на работу главный инженер ГОМЗа Александр Павлович Знаменский, а директором завода был Иван Александрович Уваров. Гельгару поручили организовать киногруппу КБ и руководить ею.

  

Одновременно с основной работой в киногруппе, А.О. Гельгар старался принимать активное участие и в фотогруппе, где продолжали разрабатывать чертежи для производства фотоаппарата «ГельВЭТА». Под руководством А.А.Ворожбита и С.В.Ковалевского эту работу вел конструктор Владимир Алексеевич Рыбников. 

  

В июне 1934 года, конструктор А.О. Гельгар показал в редакции журнала «Советское фото» работающий прототип своей камеры «ГельВЭТА». Надо отметить, что тогда название камеры было нанесено только на передней крышке объектива, так как руководство завода «ГОМЗ» не спешило утвердить рабочую версию названия. Первое упоминание об этой камере появилось в №7 журнала «Советское фото» в том же 1934 году. Таким образом, творение конструктора Гельгара вошло в историю фотографии как одна из двух первых зеркальных камер в мире, использующих 35-мм кинопленку. Зарубежным конкурентом «ГельВЭТЫ» стала замечательная камера «Кине-Экзакта» (конструктор Карл Нюхтерляйн) немецкой фирмы «Ихаге». Историки до сих пор спорят, которая из них, по праву, может считаться самой первой. Но очевидно одно - пока советские инженеры искали решение, как заставить свою оригинальную конструкцию работать надежно, немцы успели хорошо продумать свою камеру и выпустить её в продажу уже с начала 1936 года.

  

Опытный образец фотоаппарата  «ГельВЭТА» зав. №9

  

В журнале «Советское фото» №1 за 1935 год состоялась официальная презентация камеры «ГельВЭТА», и читатели журнала впервые смогли увидеть ее фотографию. Окончательное  название для камеры еще обсуждалось, поэтому новую разработку временно назвали «Зеркальной кинопленочной камерой ВООМП». Интересно отметить, что созданные несколько опытных образцов имели своеобразную конструкцию объектива (известны камеры с заводскими номерами №1, №8 и №9, размер кадра 24х38 мм.) и минимальное значение диафрагмы «18» (диафрагмирование по часовой стрелке). В дальнейшем, конструкторы усовершенствовали оправу объектива и конструкцию байонета его крепления. И вот, новая камера, уже под официальным названием «Спорт» пошла в производство. Всего за период от 1935 до конца 1936 года было изготовлено примерно 300 таких камер. На переднем кольце объектива, как и на предыдущем варианте, стоит логотип «ГОМЗ», минимальное значение диафрагмы «22» (диафрагмирование против часовой стрелки). Размер кадра - всё ещё 24х38 мм. В практике коллекционирования эти камеры до сих пор называются именем «ГельВЭТА», чтобы отличить легендарную камеру от более поздней версии классического «Спорта»,  и, таким образом, оказать особое уважение конструкторскому гению Александра Оскаровича Гельгара и навечно вписать в историю его имя. 

  

В течение испытаний изготовленных образцов, конструкторская группа во главе с Владимиром Алексеевичем Рыбниковом пришла к выводу, что установка в штампованном корпусе сложного механизма, каким является затвор камеры «Спорт», не обеспечивает ему надежной работы. Поступило предложение заменить штампованный корпус литым. Но это требовало изменить конструкцию многих узлов. Александр Оскарович Гельгар был не согласен с той конструкцией, которая получалась у Рыбникова, и обратился к начальнику своего КБ с просьбой разрешить ему принять непосредственное участие в дальнейшей разработке «ГельВЭТЫ». Однако, Л.П. Гуляев не взял на себя ответственность в решении этого вопроса и обратился к директору завода.

  

Но, И.А. Уваров отказал А.О. Гельгару в его просьбе, считая, что работа конструктора над кинопередвижкой «Гекорд» более важна (за продвижением проекта внимательно следил сам Наркомтяжпром Серго Орджоникидзе), а фото-группа в состоянии и сама справиться с поставленной перед ней задачей. Хорошо понимая, если не вмешаться немедленно, то в дальнейшем он уже не сможет никак повлиять на ход работы, А.О. Гельгар еще раз обратился к руководству с той же просьбой. Причем, он соглашался вести работу бесплатно в свободное от основной работы время. Но, получил вторичный отказ ...

  

Не согласившись с таким решением руководства, Александр Оскарович Гельгар проявил свою принципиальность. После сдачи удачно получившейся кинoпeредвижки, он решил оставить завод ГОМЗ и перешел работать на киностудию «Ленфильм», где ему было поручено организовывать цех съемочной техники. А тем временем конструкторская группа «Спорта» в 1936 году наконец-то завершила проектирование новой упрощенной версии камеры, которая хорошо известна любителям советской фототехники и рассматривается как обязательный экспонат каждой солидной коллекции.

  

Образец фотоаппарата  «ГельВЭТА-Спорт» зав. №48 

  

В окончательном классическом виде камера «Спорт» имела следующие конструктивные особенности: более скругленный корпус (по сравнению с «ГельВЭТОЙ») и затвор с механическими шторками, представляющий собой отдельный узел, установленныйв литой корпус камеры. Зарядка камер пленкой стала осуществляться с помощью специальных металлических кассет, поэтому с обратной части камеры исчезло красное окошко с заслонкой. Размер кадра был изменен на 24х36 мм. Было решено отказаться от ушек для ремня, в пользу более удобного кожаного футляра камеры. На верхней панели корпуса появились по три крепежные винта слева и справа от надстройки.

  

Интересно отметить, что до середины 1938 года было выпущено всего лишь 100 камер новой модели «Спорта» (приблизительный интервал заводских номеров на объективе №350 - №450, минимальное значение диафрагмы «16»). Такой незначительный выпуск камер - результат того, что цеху № 8 завода «ГОМЗ» приходилось постоянно решать сложнейшие технические и технологические задачи, менять конструкцию отдельных узлов и одновременно готовить квалифицированные кадры. Все проблемы были решены в 1938 году, и уже до конца года завод выпустил 2200 камер «Спорт» (приблизительный интервал заводских номеров на объективе №450 - №2650). Хронологический порядок выпусков камер модели «Спорт» установить довольно трудно, так как их нумерация велась только на начальном этапе производства. Единственная возможность - это следить за заводскими номерами объектива «Индустар-10», который на всех версиях «Спорта» (кроме камер «Спорт-1» и «Спорт-2») имеет общую сквозную порядковую нумерацию.

  

К 1 мая 1939 года камер «Спорт» было выпущено примерно 7000 штук (известен экземпляр «Спорта» с заводским номером на объективе №6811 и датой выпуска 6 апреля 1939 года). Приблизительно с заводского номера №3000 на переднем кольце объектива исчезло слово «ГОМЗ». Минимальное значение диафрагмы «16» (диафрагмирование против часовой стрелки). До конца 1939 года уже было выпущено почти 15000 шт, а до середины марта 1940 года - 17000 штук аппаратов.

  

Образец раннего фотоаппарата  «Спорт» зав. №314  

  

В 1939 году конструкторский коллектив принял решение, что для крепления верхней панели корпуса достаточно и одного винта с каждой стороны. Ненужные отверстия для крепежных винтов на заранее изготовленных деталях были закрыты аккуратными заглушками. Таким образом была выпущена первая партия «одновинтового» «Спорта». Приблизительно с заводского номера №11500 на переднем кольце объектива появился официальный логотип завода - «ГОМЗ» и была изменена конструкция объектива - диафрагмирование теперь осуществлялось по часовой стрелке. Самый массовый, «одновинтовой» «Спорт» выпускался до конца 1940 года. Всего за период с 1935 по 1940 годы было выпущено около 19000 камер «Спорт» всех разновидностей. Цена за «Спорт» с двумя кассетами и футляром в 1940 году составляла 600 рублей. 

  

В 1940 году ГОМЗ им. ОГПУ выпустил образцы упрощенной модели фотоаппарата «Спорт» с минимальной выдержкой 1/300 сек (на камере «Спорт» - 1/500). На передней панели надстройки выгравировано название модели «Спорт-1», и нанесены одновременно два логотипа - новый логотип «ГОМЗ» и старый «ВООМП», что могло означать факт вхождение ГОМЗа в созданное Всесоюзное объединение оптико-механических предприятий («ВООМП»). На верхней панели корпуса так и осталось по одному крепежному винту слева и справа от надстройки. Объектив «Индустар-10» (3,5/50) с двузначным заводским номером (без логотипа завода). Минимальное значение диафрагмы «16» (диафрагмирование против часовой стрелки). Количество выпущенных экземпляров не установлено. Важно отметить, что объединение «ВООМП» прекратило свое существование ещё в 1936 году, поэтому некоторое смущение вызывает факт нанесения логотипа несуществующего объединения на корпус новой камеры «Спорт-1» 1940 года.

  

 Опытный образец фотоаппарата  «Спорт-1» зав. №29

  

Очень трудно объяснить причины появления камеры «Спорт-1» в списке довоенных камер завода «ГОМЗ». Была ли эта камера «бюджетным» продуктом или, так называемой, «плановой» камерой для повышения номенклатурных показателей, сегодня ответить очень трудно. Мы можем только подтвердить сам факт существования такой модели. Единственный пока известный у коллекционеров фотоаппарат «Спорт - 1» имеет заводской номер №29 на объективе. У него, правда, есть свой «брат» - разновидность серийного фотоаппарата «Спорт» с минимальной выдержкой 1/300 сек. Даже объектив «Индустар-10» у «брата» тоже имеет двузначный номер (№37). Он также без логотипа завода, только диафрагмирование уже нового типа - по часовой стрелке. 

  

 Опытный образец фотоаппарата  «Спорт-1» зав. №37

  

С середины 1939 года в Ленинградском Институте точной механики и оптики (ЛИТМО) разрабатывалась экспериментальная модель «Спорта» под условным названием «Спорт-2». Планы разработчиков были в то время более чем амбициозные - снабдить зеркальную камеру «Спорт» экспонометрическим устройством (!). Проектом руководил конструктор Кожонов. Подготовленные в институте чертежи фотоаппарата были переданы на ГОМЗ, где новую идею встретили очень позитивно. К большому сожалению, проект камеры «Спорт-2» так и остался только на бумаге, а первым советским фотоаппаратом со встроенным экспонометром считается послевоенная модель «Киев-III», установочную партию которой в количестве 200 штук в 1949 году выпустил Киевский завод «Арсенал».

  

 

Технические чертежы фотоаппарата «Спорт-2»

  

В 1940 году фотоаппарат «Спорт» должен был получить сменную оптику, что позволило бы применить его для репродукции и макросъемки. Но, как и в случае с профессиональной камерой «Репортер», оказалось, что к массовому производству такой сложной фототехники и оптики советские заводы  до войны оказались не готовы. Это случилось лишь после войны, во многом, благодвря тому, что когда из Германии было вывезено оборудование, технологии и детали готовых изделий.

  

История сохранила до наших дней некоторые фамилии сотрудников фототехнической лаборатории завода - Владимиров, Смирнов, Скрябин и Гриневич, а так же рабочих цеха № 8 (в других источниках - № 6) ГОМЗа. Это - бригадир Брушкина, работники Шарова, Митина, Фельдман, Георгиева, Лукин, Сухова, Суменкова и целый ряд других, чей самоотверженный труд помог осуществить идею конструктора А.О. Гельгара и позволил запустить сложный фотоаппарат «Спорт» в серийное производство.

  
 

  
  
  

 Александр Оскарович Гельгар (1901-1967)

 

  

 Личное досъе конструктора

  

Александр Оскарович Гельгар родился 15 января 1901 года в гор. Кизыл-Арвате бывшей Закаспийской области (в Советское время - Туркменская ССР). Отец будущего конструктора был фармацевтом, мать - домашней хозяйкой. В 1908 году семья Гельгаров переехала в гор. Ашхабад, где молодого Александра определили учиться в гимназию. Свой первый фотоаппарат Александр сконструировал в 9 лет. Это была простая картонная коробка с одной линзой и с безотказным затвором - колпачком. Диафрагма у этой примитивной камеры была постоянная, что-то вроде 8 - 11. Пластинки формата 6х9 вставлялись в заднюю часть коробки путем вдавливания, отчего они, иногда, лопались.

  

По окончании средней школы Александр Оскарович Гельгар прошел обучение на педагогических курсах. Работал учителем. Затем, окончил школу искусств, после чего ему была предоставлена возможность поехать за границу. В 1925 году он за свой счет выехал в Иран и пробыл там два года, работая в советских клубах в Мехшеде и Тегеране. В Тегеране он оборудовал клуб и собрал кинопроекционную установку, на которой демонстрировал фильмы для проживавших здесь советских граждан.

  

Вообще, он с детства имел очень разносторонние интересы, проявляя при этом заметные способности. Он, играл в духовом оркестре, активно занимался спортом. В разное время работал актером, художником в республиканских газетах, рисовал афиши и вывески, участвовал в выпусках газет «РОСТА» (Российское телеграфное агентство). 

  

В 1927 году Александр Оскарович возвратился в г. Ашхабад и начал работу на вновь организованной киностудии «Туркменфильм», сначала демонстратором фильмов, а затем, когда ему удалось сконструировать и изготовить мультстанок, мультипликатором.

  

Когда на «Туркменфильм» прибыло заграничное кинооборудование, он стал снимать и выпускать местный киножурнал. Из-за отсутствия специалистов А.О. Гельгару приходилось делать самому: выбирать сюжет, писать сценарий, снимать, проявлять, копировать и монтировать материал. Далее последовала съемка двух полнометражных фильмов: «Белое золото» (первый туркменский игровой фильм, который вышел на экран 21 ноября 1929 года) и «Шелк».

  

Набрав неоценимый опыт, он все чаще задумывался о зеркальном пленочном фотоаппарате собственной конструкции. Купленный ранее в Иране объектив фирмы Бертио «Стеллор» f3,5/75мм предопределил размеры макета будущей камеры. Второй важной особенностью нового фотоаппарата стал цельнометаллический затвор конструкции самого А.О. Гельгара. Несмотря на большие сложности, связанные с отсутствием конструкторского опыта, ему уже в 1929-1930 г.г. удалось изготовить действующий образец своего зеркального фотоаппарата. Таким образом, была создана если не первая, то одна из первых малоформатных зеркальных камер в мире!

  

 Вскоре А.О. Гельгар был командирован в Москву к Председателю Комитета по делам кинематографии Борису Захаровичу Шумяцкому. Тот по достоинству оценил изобретение молодого конструктора и перенаправил его на Всесоюзное объединение оптико-механических предприятий («ВООМП») в Ленинграде, где Александра Оскаровича, как опытного киношника, сразу же приняли на работу в конструкторское бюро. Технический Совет «ВООМПа», ознакомившись с техническими данными фотоаппарата, рекомендовал ускорить работу с целью запуска аппарата в массовое производство, хотя, у многих членов этого совета были и определенные сомнения. Дело в том, что смелая концепция нового малоформатного зеркального фотоаппарата в то время еще не имела аналогов в мире. Это обстоятельство многих пугало, поэтому реализация этого решения искусственно затягивалась.

  

В то же самое время о своих намерениях на изготовление фотоаппарата А.О. Гельгара громко объявили организация «Ленкульт-промсоюз» и Военно-ЭлектроТехническая академия им. Буденного. И в 1934 году было изготовлено несколько опытных образцов фотоаппарата под названием «ГельВЭТА».

  

В том же 1934 году произошло разделение конструкторского отдела на две части - одна осталась в «ВООМПе», а другая перешла во вновь организованное КБ на заводе ГОМЗ им. ОГПУ. Александру Оскаровичу Гельгару поручили организовать и руководить киногруппой этого КБ. Страна переходила от немого к звуковому кино, и перед ГОМЗом была поставлена задача обеспечить кинематографию звуковыми кинопроекторами. 

  

А.О. Гельгар и его конструкторское бюро

  

Большая заслуга руководителя киногруппы А.О. Гельгара в том, что уже в 1935 году появилась звуковая кинопередвижка «К-25», или, как ее называли сами разработчики, «Гекорд» (в честь тогдашнего наркома тяжёлой промышленности СССР Серго Орджоникидзе). Выдающиеся успехи А.О. Гельгара в области создания кинооборудования привели к неожиданному решению руководства завода.  Директор завода И.А. Уваров отстранил конструктора от дальнейших работ по «ГельВЭТе», считая, что его работа над кинопередвижкой более важна для завода и страны. А разработкой нового зеркального фотоаппарата «Спорт» занялись другие люди….

  

Не согласившись с таким решением руководства, Александр Оскарович Гельгар проявил свою принципиальность. После сдачи удачно получившейся кинoпeредвижки, он решил оставить завод ГОМЗ и перешел работать на киностудию «Ленфильм», где ему было поручено организовывать цех съемочной техники. Кроме основной организационно-технической работы, А.О. Гельгар, работая с 1937 года, разработал новый тип малошумного грейфера для павильонной киносъемочной камеры, который завершился испытаниями и пробной съемкой перед самим началом войны.

  

В декабре 1941 года Александр Оскарович был эвакуирован из блокадного Ленинграда и отправлен в Алма-Ату, куда были перебазированы студии Мосфильм и Ленфильм. В 1943 году был вместе с группой работников этих студий направлен в Москву на Центральную студию документальных фильмов «ЦСДФ». Перед ним была поставлена задача создания установки для киносъемки с дальних расстояний, которых в СССР еще не было. Несмотря на сложность поставленной задачи и трудности, с которыми пришлось столкнуться, к назначенному сроку четыре образца установки были готовы и приняты, а затем испытаны в боевых условиях на Западном фронте. 

  

После завершения этой работы Александр Оскарович Гельгар был направлен в Йошкар-Олу, где в это время находился в эвакуации Государственный оптический институт (ГОИ). Там конструктор не только поделился опытом фронтовых съемок, но и предложил совершено новую конструкцию гильотинного затвора для фотоаппарата незеркального типа. Было даже принято решение о разработке соответствующего этому затвору нового фотоаппарата, но А.О. Гельгара срочно отозвали в Москву, а ГОИ передало незаконченный проект другому конструктору, который, не обладая достаточным опытом и не зная важных тонкостей, «успешно» сорвал этот перспективный проект.

  

В середине 1944 года А.О. Гельгар с семьей переехал в Одессу, где ему предложили работу на заводе «КИНАП». Именно в Одессе вся семья Гельгаров - Александр Оскарович с супругой Ниной Казимировной, двадцатилетняя дочь Алла и пятилетний сын Георгий, встретили 9 мая 1945 года долгожданный День Победы. После окончания войны Александр Оскарович Гельгар переехал на постоянное жительство в Киев, где стал работать на Киностудии  им. О. Довженко. 

  

В 1954 году Александру Оскаравичу Гельгару удалось добиться создания в Киеве конструкторской группы - филиала Московского конструкторского бюро киноаппаратуры («МКБ»). Страна срочно нуждалась в профессиональной киноаппаратуре для репортеров. В Москве велась интенсивная работа над киносъемочным аппаратом «Конвас-автомат», а Киевская конструкторская группа одновременно разрабатывала киносъемочный аппарат «АРК-1» («Автоматическая Ручная Кинокамера»), имеющий существенные преимущества перед «Конвас-автоматом». Творческое соперничество между конструкторскими группами Киева и Москвы закончилось в 1957 году, когда Московский «МКБ» был передан из Министерства культуры СССР в «Мосгорсовнархоз», а Киевский филиал был ликвидирован.

  

 А.О. Гельгар с профессиональной кинокамерой собственной конструкции

  

Кроме основной работы Александру Оскаровичу Гельгару довелось выполнить некоторые разработки для вновь организованного оптико-механического завода «Арсенал». В 1957 году завод предоставил конструктору возможность разработать проекты веерного затвора и фотоаппарата, в котором этот затвор мог найти себе применение. Вскоре А.О.Гельгар защитил проект веерного затвора на техническом совете завода, и проект был одобрен. В 1958 году конструктор получил авторское свидетельство №569202 на веерный затвор. В то время А.О. Гельгар еще не знал, что осенью того же самого 1958 года конструктор завода «Арсенал» И.С. Батюта подал заявку на авторское свидетельство аналогичного веерного затвора ...

  

Опытный образец зеркального фотоаппарата конструкции А.О. Гельгара

  

После защиты веерного затвора на техническом совете, завод «Арсенал» заключил с А.О. Гельгаром второе соглашение на разработку предэскизного проекта малоформатной зеркальной камеры. После защиты на заводском техническом совете проекта новой зеркальной камеры, руководство завода без всяких объяснений передало дальнейшую работу над этим проектом своим конструкторам и больше А.О. Гельгара уже не привлекали. В 1964 году завод «Арсенал» запустил в серийное производство первый в СССР автоматический зеркальный фотоаппарат «Киев-10» с веерным затвором...

  

Последнюю свою инициативную работу - узкопленочный киносъемочный аппарат - Александр Оскарович Гельгар, наученный горьким опытом, уже никому не отдал, а просто оставил себе. Дальнейшая судьба данного прибора до сих пор остается неизвестной. 

  

Умер Александр Оскарович 31 октября 1967 года, похоронен в Киеве, на Берковецком городском кладбище.

  
  
  
  

Автор статьи выражает особую благодарность Дмитрию Гельгару за предоставленные архивы Александра Оскаровича Гельгара! А так же своим друзьям Лазарю Залманову и Алексею Брудно за редактирование текста!